Полчаса в черном «Блайзере» c Андреем Соколовым

Андрей Соколов заехал за мной в редакцию на черном "Блайзере". Времени у нас было мало: он торопился на репетицию, а я - задать ему как можно больше вопросов. Но весь заранее построенный план интервью сразу сломался, слишком уж круто он вел машину. И я спросила:

- То, что вы классный актер, это я уже знаю, а где вы так научились водить?

- Когда учился в Московском авиационно-технологическом институте (МАТИ), то серьезно занимался автоспортом, даже занял второе место на всероссийских гонках.

- Андрей, насколько я понимаю, в вашей жизни все складывалось неплохо: хороший институт, второе место на всероссийских гонках, успех у женщин... Почему вы все-таки решили стать актером?

- Это желание было у меня всегда, и не потому, что театр и кино - это красиво, я просто знал, что это именно то, чем я должен заниматься в жизни. На третьем курсе МАТИ я даже собирался с ним расстаться, но мама уж очень хотела, чтобы я закончил институт.

- При поступлении в театральный вы уже были знакомы с понятием "амплуа актера" и старались ли вы уже тогда создать некий сценический образ?

- За то время, которое прошло, мои представления об амплуа не изменились. Жалко, когда на человека вешают некое клеймо. Я лично считаю, что очень здорово, когда актер пробует себя в разных образах. Например, тот же Депардье не только замечательный, как его называют, герой-любовник, но и великолепный характерный актер. Когда я поступал, я ощущал, что надо вытащить свое "я", а не просто использовать внешние данные.

- Фильмы "Маленькая Вера", "Бездна" принесли вам славу. Помните ли вы свои ощущения тогда?

- К славе я отношусь совершенно спокойно. Достаточно легко стать звездой, намного сложнее ей оставаться. Известность прежде всего является результатом твоего труда. И если она есть, то это очень здорово, поскольку стимулирует твою деятельность. Ведь актер - это не писатель, который может писать в тумбочку, а потом через сто лет люди поймут, насколько гениальны были его произведения.

- Андрей, мне кажется, что после "Маленькой Веры" вы очень мало появляетесь на экране и на театральных тусовках. Почему?

- Ну, тусовки - это одно, а работа - совсем другое. Почему мало появляюсь на тусовках? Потому что мало свободного времени, хотя там порой можно встретить людей, которых не видел тысячу лет. А что касается работы, то за эти семь лет я снялся в тридцати трех картинах, и мне посчастливилось работать с такими замечательными режиссерами, как Рязанов, Мотыль, Пичул, Татарский, Сергеев. Но, к сожалению, далеко не все фильмы выходят на экран. Это, наверное, беда всего нашего кинематографа. За пять лет работы в театре я сыграл пять главных ролей. В Ленкоме занят в спектакле "Юнона" и "Авось", в театре Моссовета - там я приглашенный актер - играю в спектакле "Любовью не шутят". Потом появился независимый театральный проект - пьеса Гибсона "Понедельник после чуда", где моими партнерами были Ирина Купченко, Кристина Орбакайте, Александр Мохов.

Сейчас, не знаю, откуда это пришло, я начинаю задумываться, что будет после меня. Я смотрю на ребят, которые бегают по улицам и моют окна машин, на нищих и чувствую, что я должен что-то делать, чтобы этого не было.

- Вы замкнутый человек?

- Все зависит от собеседников. Искренним человек бывает очень редко. Дистанция между людьми определена для кого-то временем знакомства, для кого-то - интуицией. А с настоящими друзьями ты можешь видеться раз в год, можешь завалиться к ним в три часа ночи и нести всякую чушь. Но, к сожалению, настоящих друзей очень мало.

- Изменилось ли ваше отношение к девушкам, после того как вы стали известным актером?

- Нет.

- Что в девушке вы цените больше всего?

- Красоту, обаяние. Гармония всего того, что есть в любой женщине. Но самое главное, чтобы от нее исходил внутренний свет, что бывает далеко не всегда.

- А нашли ли вы свой идеал в жизни?

- Да отстаньте от меня со своими глупостями, люблю я их, и все!

- Как складываются ваши взаимоотношения с режиссерами? Вы "послушный" актер?

- Если режиссер классный, то его не грех и послушать. Режиссеры ведь разные бывают: есть, например, "диктатор", есть, наоборот, "партнер". Одно знаю точно: актер не может быть пассивным, он должен все время стремиться найти в себе что-то новое. Актерская профессия заканчивается, когда человек перестает искать.

- Вы когда-нибудь играли комические роли?

- Да. Считаю, что комедия один из наиболее сложных жанров, им надо очень хорошо владеть. Веселиться на сцене всегда сложнее, чем печалиться. К сожалению, картины, в которых я снимался как комедийный актер, были среднего уровня.

- Можете вы играть в одном спектакле с человеком, которого терпеть не можете?

- Здесь уже возникает понятие профессионализма. Бывает так, что приходится трудиться, когда плохо себя чувствуешь или у тебя неприятности. Но если ты уже что-то наработал, то это помогает. А что касается личных отношений, то всякое бывало, но все зависит от того, как к этому подходить.

Ольга ДЕМЬЯНОВА

Свежие записи