Сегодняшний день был настоящим адом

Личный дневник Мадонны

Буэнос-Айрес, суббота, 20 января

Сейчас утро, и я только что приехала в гостиницу. Обветшалая роскошь. Высокие потолки, огромные окна и великолепный балкон. Единственное, чем я недовольна, это то, что мой номер на втором этаже, а внизу - фанатики, скандирующие "Ева - Мадонна" и распевающие мои песни. Днем мне это очень даже нравится, но ночью, когда я пытаюсь уснуть, слушать это уже не так приятно.

По дороге из аэропорта я видела на стене дважды повторяющуюся надпись: "Эвита жива! Мадонна, убирайся вон!" Ничего себе гостеприимство! Еще в местной газете я прочитала, что Алан Паркер, Антонио Бандерас, который играет Че, и я объявлены персонами нон грата. Это просто в такой милой форме нас назвали грязными вонючими отбросами. Конечно, все это происки очень малочисленной группы перонистов, которые тщетно пытаются привлечь к себе внимание и сами толком не знают, против чего они протестуют. Я уверена, что все они придут ко мне на чашку чая, если я приглашу их.

Но ничто не сломит меня.

Буэнос-Айрес, воскресенье, 21 января

Сегодня я отважилась выбраться в город, чтобы встретиться с несколькими людьми, знавшими Эвиту. Самым интересным был Туко Паз, более 40 лет представлявший Аргентину в качестве дипломата. Они познакомились, когда Эвите было 29 лет. Он был первым, от кого я услышала, насколько робкой и нерешительной была Эвита. Он рассказал, что ее агрессивность была лишь нервной реакцией и происходила от неуверенности, которую она испытывала среди обычных людей. У нее был замечательный характер, но все ее интересы касались только политики, и такая однобокая страсть оттолкнула многих ее друзей.
Обстановка у Туко была великолепной - множество старинных книг и красивых вещей в стиле кубизма. К сожалению, толпа орущих фанатиков человек в 500 долго не давала мне уехать. Полиция работала очень плохо, а моей охраны было явно недостаточно. И те несколько метров, которые отделяли мою машину от дома Туко, стали настоящим кошмаром. Каким-то образом меня опрокинули на землю, и в течение нескольких секунд я не могла подняться. Мне удалось доползти до машины и захлопнуть дверцу. И тут только я заметила, что потеряла одну туфлю, а у другой сломан каблук. Туфли были от Версаче. Ну и ладно.
Когда все уже были в машине, мы резко рванули, но тут обнаружили, что на крыше болтается, вцепившись мертвой хваткой, молоденькая девчонка. Мы остановились и стащили ее вниз, в то время как она брыкалась, вопила и кричала, что любит меня. Я хотела дать ей визитку моего психиатра, но шофер слишком быстро умчался.

Буэнос-Айрес, вторник, 23 января

Сегодняшний день был настоящим адом. Во-первых, не выспалась - не ночь, а дерьмо. Каждые два часа напролет под окном собирались подростки. Они кричали о своей вечной любви ко мне и хотели, чтобы я вышла на балкон. Чем не Шекспир.

То, что я торчу в этой нецивилизованной стране, не значит, что я не могу немного развлечься. Меня уговорили осмотреть некоторые достопримечательности, и мы разработали подробный план, как обмануть прессу и поклонников. Для этого в машину, в которой выезжаю я, вместо меня должна была сесть Кэрисс, моя ассистентка. Идея была в том, чтобы все бросились преследовать эту машину, а я вместе с телохранителями уехала бы в микроавтобусе, распластавшись на полу, чтобы меня не заметили. Самое поразительное, что это сработало, и во время моей экскурсии никто меня не доставал.

Но Кэрисс не повезло. Ее арестовали. В истерике она позвонила мне по сотовому телефону из полицейского участка. Похоже, журналисты взбеленились, обнаружив, что меня нет в машине. Лишь только Кэрисс вышла из нее, она была атакована папарацци, которые принялись ее толкать и кричать, что она потаскуха. Она велела шоферу возвращаться обратно в гостиницу. Но не успели они проехать и мили, как их нагнала полиция и прижала машину к обочине. Полицейские стали что-то невнятно мямлить о преступлении, которое якобы вменялось ей.

Конечно, у нее не было с собой паспорта. А в этой стране это считается преступлением, за которое полагается наказание вплоть до смертой казни. В конце концов Луциано, мой охранник-аргентинец, позвонил по каким-то своим каналам, и через пять часов привезли Кэрисс в шоковом состоянии. Потом мы узнали подробности. В Аргентине любой человек может обвинить другого в совершении преступления. Любой может подвергнуться обыску. Могут обыскать дом, машину. Очень часто человек оказывается в участке прежде, чем узнает, в чем его обвиняют.

Пользуясь этим, некоторые журналисты явно пытались подставить меня. Слава Богу, меня не было в той машине. Они заплатили двум подросткам, чтобы те бросились под мою машину, когда та будет выезжать из подземного туннеля. Затем они ринулись в погоню за преступниками (то есть они думали, что за мной), вызвали полицию и уже сочиняли заголовки для скандальных статей о знаменитости, которая давит ни в чем неповинных поклонников. Когда они поняли, что остались в дураках, то стали издеваться над Кэрисс.

Буэнос-Айрес, четверг, 25 января

Каждый раз, когда мне надо выехать из гостиницы в город, мой отъезд и приезд сопровождается побоищем и ломкой костей. Сегодня должны прибыть новые секьюрити экстра-класса. Посмотрим, изменится ли что-нибудь. Я перестала читать газеты. Меня изображают либо безмозглой дурой, которая не заслуживает того, чтобы играть святую Эвиту, либо избалованной американской кинозвездой, которую ничто не интересует. Есть люди, которым нравится то, что я пытаюсь здесь делать, но они не очень влиятельны. Добро всегда скромничает, а зло берет наглостью.

Вчера вечером была на коктейле и нахватала микробов. Здесь принято в качестве приветствия не пожимать друг другу руки, а целоваться.

Буэнос-Айрес, суббота, 27 января

Делали пробы грима и причесок и в конце концов остановились на коричневом парике для молодой Евы, в котором я похожа на коккер-спаниеля. Несмотря на возражения секьюрити, я вышла на балкон и помахала толпе орущих фанатиков. Я послала им несколько воздушных поцелуев, увидела слезы у них на глазах и сама чуть не расплакалась.

Буэнос-Айрес, вторник, 30 января

Вчера, слава Богу, приехал мой тренер. На этих съемках очень просто отрастить огромную жирную задницу. Здесь ужасная пища и нет спортивных залов. Я давала себе твердое обещание правильно питаться. Но каждый раз, когда я приезжаю на встречу или пресс-конференцию, откуда-то неожиданно возникает блюдо с булочками, петифурами и конфетами, а я так голодна, что не могу удержаться и с жадностью съедаю несколько штук.

Буэнос-Айрес, пятница, 2 февраля

Ночью видела сон, что меня пригласила к себе Шэрон Стоун, чтобы поближе познакомиться. Это было немного подозрительно, но я поехала. Когда я вошла, она принимала ванну, причем на ней было красное платье, а на лице много косметики. Затем мы услышали голоса, доносящиеся снаружи, зазвонил дверной звонок. Шэрон быстро окунула голову в воду, чтобы доказать мне, что ее ничуть не беспокоит, в каком виде ее увидят люди. Когда я открыла дверь, там стояла в изодранном платье, наставив на меня ружье, Кортни Лав и бурчала: "Я знаю, ребята, вы там. Я хочу застрелить вас обеих". Потом она расхохоталась и сказала, что все это лишь шутка. Моя собака стала лаять и разбудила меня. слава Богу.

Я сегодня так устала! На данс-репетициях я работала с четырьмя танцорами танго, по-испански - милонгуэро, и каждый из них напугал меня по-своему. Трое были постарше и забавно выглядели. До того, как я начала танцевать с этими ребятами, я думала, что вполне прилично танцую танго. Те, что постарше, были очень терпеливы, но молодой все время рисовался и к тому же вылил на себя слишком много одеколона.

Завтра приезжает Антонио Бандерас. Пресса вовсю обсуждает, предпочтет ли он меня своей подружке. Но это смешно. Все знают, я никогда не буду встречаться с мужчиной, который носит ковбойские ботинки.

Буэнос-Айрес, воскресенье, 4 февраля

Президент согласился встретиться со мной в среду вечером на одном из островов, вдали от побережья. Очевидно, мы будем добираться туда на лодке или на самолете. Сплошная конспирация.

Буэнос-Айрес, четверг, 8 февраля

Ночью видела во сне Эвиту. Я не смотрела на нее со стороны, я была ею. Я чувствовала ее печаль и ее усталость. Я была голодной, неудовлетворенной и все время торопилась. Когда я летела в вертолете на встречу с президентом Менемом и смотрела сверху на Буэнос-Айрес, меня посещали разные мысли. Я пыталась представить, что бы я делала и как себя вела, если бы, как Эвита, знала, что больна раком и умираю. И я поняла, почему она в последние годы жила в таком бешеном темпе. Она хотела, чтобы ее жизнь не прошла даром. У нее не было времени на бюрократические игры с правительством. Ей был нужен результат. Мысль о смерти не так ужасна, если у тебя есть, что оставить в наследство. А Эвита не хотела, чтобы ее запомнили как девочку из захолустья, или второсортную актрису, или как жену президента. Она хотела, чтобы в памяти остались ее добрые дела. Желание человека, которого совершенно не понимали при жизни.

Президент Менем был очень обаятелен. Я сама удивилась, насколько он мне понравился.

Наш вертолет приземлился в очень красивом поместье в дельте Эль-Тигре. Сотни фламинго бросились врассыпную при нашем приближении. Когда я шла к президенту (маленькая, дерзкая, рыжая), ко мне подошел маленький олененок, потыкался носом, как будто хотел сказать: "Не волнуйся, тебе здесь рады". Как в сказке.

Президент был в окружении свиты из очень подозрительных людей и одной очень приятной и строгой пожилой дамы, которая выступала в качестве переводчицы. Мы сразу же сели. Его взгляд изучал каждый сантиметр моего тела, пронизывая насквозь.

Он сказал мне, что я похожа на Эвиту, с которой он познакомился, будучи еще очень молодым человеком.
Мы стали разговаривать о переселении душ, о Боге, о тайнах психики. Президент сказал, что верит в силу магии.

Буэнос-Айрес, четверг, 15 февраля

Сегодняшний рабочий день прошел гораздо веселее, потому что мы снимали сцену, где люди много разговаривают между собой и поют. Я должна была флиртовать с множеством мужчин, танцевать танго, бросить владельца магазина ради хозяина компании по производству мыла. Был ли в этом расчет? Не уверена. По крайней мере, я постараюсь быть искренней. Мне кажется, эта часть сценария содержит грязные намеки на то, что путь наверх Ева прокладывала через постель. Для меня это тем более оскорбительно, что то же самое все время говорят и обо мне. Таким способом завистники пытаются свести на нет все, чего ты добилась.

Буэнос-Айрес, воскресенье, 10 марта

Прошлая ночь была как сон. Все произошло так просто и не потребовало от меня никаких усилий. Мне пришлось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что все это мне не привиделось. Прошлой ночью я вышла на балкон дворца Каса Росада и перед многотысячной толпой спела "Don't Cry for Me Argentina".
Много раз Эвита стояла здесь, на этом самом месте. Я подняла руки и посмотрела в голодные глаза толпы.

И в этот момент я почувствовала, как дух Эвиты, словно огнедышащая ракета, вошел в меня. Он поднялся по ногам, потом по позвоночнику и, выйдя через кончики пальцев, полетел по воздуху в толпу и взвился в небеса. После этого я не могла говорить и чувствовала себя очень счастливой. "Если ты очень сильно чего-нибудь захочешь, весь мир придет тебе на помощь".

Буэнос-Айрес, вторник, 12 марта

Мне приснилось, что у меня выпал один зуб. Я расшатала его, и он вывалился у меня изо рта. Потом я почувствовала, что у меня стали вываливаться и остальные зубы. Я пошла к доктору и спросила, что со мной происходит. Он ответил, что это один из первых признаков рака.

Нью-Йорк, вторник, 19 марта

Когда в Америке мы вышли из самолета, я поцеловала землю. Господи, как хорошо очутиться дома! Я провела три дня непрерывного блаженства в Майами, поэтому чувствую себя виноватой: я каталась на велосипеде, плавала на катере смотреть дельфинов, зарывалась носом в заросли жасмина, смотрела матч Тайсона, ходила целый день в ночном халате, делала точечный массаж, читала любовные сонеты Шекспира и ела мороженое. Делала все, чего не делала бы Эвита. Но мне надо было вспомнить, что до Эвиты у меня тоже была своя жизнь.

Перевод Владимира СЕДОВА

Свежие записи